ЗОЖ - Амбассадор Андрей Буньков о восхождении на Эльбрус

31 августа 2021 г.

С 21 по 29 августа 2021 года состоялось восхождение команды ГК «Росатом» на Эльбрус, высочайшую вершину России и Европы, высотой 5642 метра.
В составе команды были 9 победителей проекта «ЗОЖ амбассадор Росатома»: Вероника Иванова (Ленинградская АЭС), Людмила Лаврова (Калининская АЭС), Анастасия Федорова (Нововоронежская АЭС), Андрей Чуев (ФЭИ), Андрей Буньков (Атом-Охрана), Наталия Товкайло (РФЯЦ-ВНИИЭФ), Иван Еременко (УЭМЗ), Ольга Баловнева (АтомЭнергоСбыт), Анна Сизых (Атомзащитаинформ) и 4 сотрудника компании «I Love Supersport»: куратор проекта Виктория Евтушенко и гиды — Валентин Крутиков, Дарья Щербакова, Максим Филатов.

Сначала мы проходили акклиматизацию по принципу «пилы», которая представляет собой последовательность подъемов и спусков с подъемами на все большие и большие высоты. 22 и 23 августа с высоты 2200 м с поляны Чегет мы поднялись до высот 3150 м обсерватории «Пик Терскол» и 3450 м вершины горы Чегет. Затем по канатной дороге мы переехали жить в приют «Бочки» на высоту 3700 м. Из «Бочек» провели 24 и 25 августа два выхода на высоты 4100 м и 4700 м в полной экипировке: высокогорных ботинках с кошками, в страховочных системах и с ледорубами. После чего ведущим гидом Валентином Крутиковым акклиматизация была признана успешно пройденной.
 
Самыми живописными были первые два дня акклиматизации. На относительно малых высотах еще имеется растительность. Подъемы начинаются среди деревьев, которые сменяются альпийскими лугами и над всем этим великолепием возвышаются снежные шапки кавказских гор. Словами трудно передать всю красоту открывающихся при подъеме пейзажей. Это надо видеть, этим надо дышать, это надо чувствовать.
 
На высоте 3700 м никакой растительности уже нет. Практически, здесь проходит граница вечных снегов. И красота уже другая: «лунные» или «марсианские» пейзажи.
 
В последний день акклиматизации гидами проводились снежно-ледовые учения. Нас учили самозадержанию на склоне с помощью ледоруба, хождению с ледорубом на три такта, подъемам и спускам по веревочным перилам, передвижению в связке.
 
За успешное прохождение акклиматизации и снежно-ледовых учений мы получили подарок – день отдыха со спуском на поляну Азау на высоту 2350 м. В Азау мы приняли душ и отдохнули в комфортабельных гостиничных номерах. Ведь в «Бочках» мы жили на деревянных нарах все вместе в вагончиках на 10 человек. Вместо постельного белья спальные мешки. Там нет водопровода и мыться приходилось влажными салфетками. Но и это надо признать очень комфортными условиями, когда видишь, что рядом живут люди в палатках, которые умываются водой из замерзшего ручья, пробив лёд носком ботинка, и сами варят себе еду из того, что сами же подняли на гору. Мы же питались в столовой едой, приготовленной поваром. Но, самое главное, в Азау можно было надышаться кислородом и купить какую-нибудь вкусную еду.
 
К вечеру мы поднялись обратно на 3700 м и начали готовиться к восхождению на Эльбрус, старт которого был назначен, кажется, на час ночи.
 
Завтрак в 23-40. Термосы заправлены кипятком. Выходим к ближайшему снежному «языку» и одеваем кошки на ботинки. Проверка снаряжения. Гид почти рычит, жестко командует. И это оправдано, поскольку вся ответственность за нашу безопасность и жизнь лежит только на нём.
 
Выстроившись в колонну по одному, медленно поднимаемся на 3800, где базируются ратраки. Ратрак – это снежный трактор с широкими гусеницами, который делает лыжные трассы. На площадке уже прогревается несколько машин. Закрепив рюкзаки за штыри на ковше ратрака, размещаемся в открытом кузове, мужчины по углам, а женщины между ними. Очень быстро стало понятно, что все 40 минут поездки придется выдерживать пресс, навалившихся на тебя из-за крутизны подъема людских тел. Поездка была похожа на заброску десантно-штурмовой группы на «броне». Наша машина шла третьей. Высадились на высоте 5000 м. Заброска сэкономила нам 6-7 часов на подъем и 3-3,5 часа на спуск.
 
Злые языки утверждают, что восхождение на Эльбрус с юга с помощью канатной дороги и ратраков нельзя считать полноценным. Но так могут говорить только те, кто мало что в этом понимает. Весь «ужас» и начинается только там, на 5000 м. Какой смысл брести по накатанной ратраками широкой безопасной дороге, впустую пережигая силы? Ведь цель – это восхождение на вершину, а не рутинное преодоление бытовых трудностей и неудобств. Я вас уверяю, что это восхождение экстремально без всяких скидок. Каждый год на Эльбрусе гибнет примерно 40 человек. А всего за 3 дня до нашего восхождения на вершине было -30 градуса по Цельсию.
 
После высадки в 2-40 ночи спешно собираемся, становимся в колонну и начинаем карабкаться траверсами по крутому склону к началу печально известной тропы «косая полка». А снизу подходят и подходят ратраки с новыми группами восходителей. Все это напоминало армейскую операцию по захвату плацдарма.

«Косая полка» — это тропа шириной примерно 40-50 см, поднимающаяся по восточному склону Эльбруса с высоты 5100 м до седловины на 5300 м. Под ней находится низшая точка рельефа со множеством трещин.
Ночь, темень, идем при свете налобных фонариков. На лицах горнолыжные маски с 3 классом защиты от ультрафиолета. Представьте, ночью в черных очках. С восточной вершины дует сильный шквалистый ветер, заметающий тропу. Порой порывы настолько сильные, что можно потерять равновесие и укатиться под уклон. В лицо летит снежная крошка. Идем мелкими шажками. Я вижу только ботинки впереди идущего. Начать осматриваться означает потерять концентрацию и сорваться вниз. Через некоторое время ловишь себя на мысли, что сознание периодически отключается. Напрягаюсь и пытаюсь контролировать себя в моменты отключения. До конца не получается. Позже гид сказал, что у него тоже так было – это засыпание на ходу. Отключки прекратились с рассветом. Делать привал очень опасно. Идем без остановок до седловины.
Увидев впереди часть скалы без снега, понимаю, что приближаемся к седловине. Дошли в течение часа. Седловина – это относительно ровное место между вершинами. Там всегда делают привал перед и после восхождения.
 
Сажусь на снег. Очень устал. Подходит гид, осматривает: «Так ты нормальный». Говорю, что сил мало. «Съешь пару гелей и попей чайку» – советует он. Кое-кому гораздо хуже, но гид находит слова, которые практически поднимают из мертвых. Выдавливаю в себя гель с изотоником и гель с кофеином. Пытаюсь запить колой. Делаю несколько глотков колы и отказываюсь – слишком холодная. Достаю термос с горячей водой с лимоном без сахара. Пара кружек и чувствую, как силы возвращаются. Привал закончен. Узнаю, что на вершину идут все. Это невероятно. Девчонки просто герои! До вершины остается примерно 300 метров высоты.
 
Соединяемся в связку. Как самых сильных, нас, с уральцем Иваном Еременко, гид ставит сразу после себя. В случае падения кого-либо мы должны упасть на колени и держать сорвавшегося. Гиды Максим и Даша встали в середине и конце связки.
 
Начинаем подъем к веревочным перилам. Крутизна растет. Пристегнулись. Идем на передних зубьях кошек. Ближе к середине подъема вышли из тени восточной вершины на солнце. Стало теплеть. Вот и перелом. А за ним выполаживание и еще более крутой подъем.
Здесь был небольшой привал. Народ держится. Все нацелены идти только вперед. Забрались до следующего перелома и увидели почти хайвэй – пологую широкую натоптанную дорогу, ведущую к вершине. Это «тропа зомби», которая так названа из-за того, что по ней медленно бредут к вершине обессиленные крутым подъемом альпинисты. Как мы шли уже не помню. Здесь я остановился, чтобы надеть пуховик и вторые варежки-верхонки. На вершине просто не было места. Она была занята идущей впереди группой, и я подумал, что замерзну в ожидании. Температура была не ниже -10, но сильный холодный ветер быстро промораживал до костей, если не хватало одежды. Пока одевался, наша команда ушла далеко вперед и почти достигла вершины. Тогда я побежал. Но вбежать на вершину не удалось, как-никак 5642 м над уровнем моря. За пару десятков метров силы закончились. Последние шаги пришлось делать медленно, а потом отдыхать, опираясь на палки.
Постепенно вершина освобождалась, и мы начали фотографироваться. Я достал флаг своего предприятия АО «Атом-охрана», привязал к трекинговой палке и сфотографировался с ним. Так, впервые в истории предприятия, флаг «Атом-охраны» был поднят над вершиной Эльбруса. Все, у кого были флаги своих предприятий, тоже фотографировались с ними. Это того стоило.
 
Проведя немного времени на вершине, мы пошли вниз, освобождая место для постоянно подходивших людей. Со слов гида, в этот день восходили примерно 500 человек.
 
В конце «тропы зомби» мы вновь соединились в связку. Нас с Иваном поставили уже в конце, перед гидом. Теперь, в случае падения, мы должны были садиться, упираясь кошками, держать сорвавшегося. Подойдя к перелому, я увидел почти обрыв и очень удивился тому, как вообще мы сюда поднялись. Но страхи в сторону, только вперед и, опираясь на задние зубья кошек, мы спускались в седловину. Нельзя сказать, что спуск прошел без напряжения сил, но вниз – это не вверх. К тому же настроение у всех сильно улучшилось. Спускались с энтузиазмом.
 
Ведь на гору зашли все, в полном составе. А это уже огромный успех. По статистике достигают вершины, в среднем, 50-60% восходителей. И пусть мы зашли не с улыбкой, легко и играючи, а с напряжением всех сил, но для результата это не важно. Задача выполнена!
 
Подробно описывать обратный путь не вижу особого смысла. Мы шли вниз, по светлу и теплу, на эйфории, в прекрасном настроении. «Косая полка» показалась почти «детским лепетом» после штурма вершины. И самое главное, все знали, что финиш уже близок.

В чем секрет такого успеха? В прекрасной организации экспедиции. Росатом и «Атом-спорт» сделали всё, что от них зависело, чтобы мы не испытывали побочных проблем по экипировке, питанию, проживанию, передвижению и были сосредоточены только на достижение результата. У нас были прекрасные гиды – великолепные психологи и профессионалы своего дела! Наша команда состояла из отборных людей. Все мы спортсмены, а значит по-хорошему амбициозны, физически подготовлены, знаем, что такое терпеть, побеждать, работать на результат. Даже гид, Валентин Крутиков, не раз говорил, что мы слишком серьезны, слишком мобилизованы, нацелены. И, самое главное, мы — команда. Как создатели команд и победители в командных соревнованиях все интуитивно понимали как следует себя вести, как общаться, жить в коллективе. У нас не было даже намеков на внутренние конфликты. А ведь в тяжелых жизненных условиях человек невольно озлобляется и невольно стремится сорвать злость на окружающих, на близких. Огромную роль в создании такого психологического климата сыграла наш куратор, Виктория Евтушенко. Эта спокойная, тактичная, воспитанная девушка смогла создать обстановку всеобщей любви и благости так, что поводов для проявления какой-либо агрессии просто не было. Она тоже взошла на вершину с нами. Я видел, как ей было нелегко и просто покорен ее силой и мужеством.
 
А теперь о смыслах.

Понятно, что могу рассказать только о своих. Честно говоря, сама идея зайти на вершину ради того, чтобы зайти на вершину не казалась мне стоящей. Проскакивала мысль о том, чтобы отказаться. Но чуток поразмыслив, я решил участвовать. Уж очень хотелось поднять флаг предприятия над вершиной Эльбруса. Еще я хотел очно познакомиться с людьми, с которыми соревновался пять предыдущих месяцев. Всегда есть чему поучиться у успешных людей. К тому же было определенное любопытство. Ведь альпинизм для меня – это новый, неведомый вид активности. Наконец, хотелось не то что испытать себя себе уже все доказал), а проверить состояние организма в условиях высотной гипоксии.
 
И тут действительность превзошла все ожидания. Я многому научился. Усвоил суть альпинизма, что медленное продвижение маленькими шажками с нечастыми привалами приведет к достижению высокой цели. Альпинизм оказался мне «по зубам». Увидел, что мой организм, не смотря на 56 – летний возраст, подобен космическому кораблю, готовому к взлёту – все системы работают нормально!
А ещё я отдохнул. Да, да отдохнул! Смена обстановки, нахождение среди единомышленников, необходимость выживать перезагрузили психику и сняли нервное напряжение. А тело быстро восстанавливается. Как говорится: «Поспи и всё пройдёт».
Перед поездкой и в ходе поездки от разных людей приходилось слышать такое мнение: «Вас что, не любят в Росатоме? Нет, чтобы поощрить путевкой к тёплому морю, так гонят в горы, в снега, в опасность и экстрим! А вы ещё и соглашаетесь».
 
Что можно ответить? На мой взгляд — это концептуальный подарок, выбранный с учетом шести корпоративных ценностей Росатома! Это апофеоз проекта «ЗОЖ Амбассадор Росатома», где ключевое слово – ЗОЖ. Зайдя на вершину в полном составе мы, своим примером, наглядно показали возможности и преимущества Здорового Образа Жизни. Что ЗОЖ позволяет многое, в том числе «с нуля» успешно совершить такое восхождение. А, как известно, всё, что нас не убивает, делает нас сильнее. Вот и со мной произошла не видимая другим внутренняя трансформация. Я до и я после восхождения – это два разных человека. Второй намного «круче» и способен на большее. Говорят, что все препятствия у нас в голове. Это испытание сняло часть ментальных ограничений. А успех добавил авторитета. И это мне нравится!
 
Вне всякого сомнения, наш успех – это результат совместной работы Росатома, «Атом-спорта», «I Love Supersport», а также наших непосредственных руководителей. Смог бы я, в одиночку, зайти на вершину Эльбруса? Однозначно, нет!
 
Поэтому я хочу быть в команде Росатома – команде победителей!

Другие материалы по теме:

Итоги июля и ежемесячный розыгрыш призов04 августа 2020 г.


Отличная новость — проект «Спортивный марафон Росатом» благодаря вашей активности и вовлеченности продолжается до конца сентября.

28 июля 2021 года подписано Соглашение о сотрудничестве между Министерством спорта Российской Федерации и АНО «Атом-спорт»28 июля 2021 г.

В ходе состоявшейся встречи исполнительного директора АНО «Атом-спорт» Петрачиной Светланы Юрьевны и Министра спорта Российской Федерации Матыцина Олега Васильевича было подписано соглашение о сотрудничестве.

ХХIV теннисный турнир на приз РФЯЦ-ВНИИЭФ02 июля 2016 г.

С 20 по 24 июня 2016 года, состоялся, уже ставший традиционным, ХХIV турнир по теннису на призы РФЯЦ-ВНИИЭФ.